Грамматический словарь Н.Н. Дурново в кругу русских лингвистических словарей XX века


Грамматический словарь Н.Н. Дурново в кругу русских лингвистических словарей XX века
 Идея написания «Словаря» возникла у Н.Н. Дурново, по-видимому, в начале 1920-х гг. К этому же времени относятся его первые крупные труды по современному русскому языку, например, «Повторительный курс грамматики русского языка» (вып. I. М., 1924), и обобщающий фундаментальный труд исторического характера «Очерк истории русского языка» (М. – Пг., 1924). Тогда же в периодической печати появляются и многочисленные статьи, рецензии, критические отзывы о работах коллег, посвященные разработке формального направления русской грамматической мысли, в русле которого и создавался «Словарь».
 Не раз уже поколением нынешних ученых в устных беседах с автором этих строк и в ряде публикаций высказывалась мысль о том, что «Грамматический словарь» «недостаточно оценен последующей наукой»[***44], и Н.Н. Дурново до последнего времени воспринимали в основном как историка, слависта, исследователя памятников письменной культуры. Труды же по проблемам современного языкознания и методики преподавания родного языка в школе почти неизвестны. Они разбросаны в малодоступных изданиях 1920-х гг. и пока еще не переизданы. Между тем выход в свет «Словаря» стал заметным событием в научной жизни тех лет. Можно без преувеличения сказать, что этот уникальный, самобытный труд, по сути дела, историко-культурный памятник, был первым опытом составления словарей лингвистических терминов. На него позднее опирались в какой-то мере и P.O. Шор, и Е.Д. Поливанов, и Л.И. Жирков – авторы подобных по замыслу изданий. Кроме того, это был первый нормативный словарь, сохранивший при этом весьма рельефную авторскую линию. Н.Н. Дурново, как мы уже отмечали, – фортунатовец — представитель самого мощного и влиятельного в дореволюционной России научного направления, возглавляемого академиком Ф.Ф. Фортунатовым. Его отличительной особенностью была почти математическая строгость в подходе к анализу лингвистических фактов. Этот стиль унаследовал от своего учителя и Н.Н. Дурново, который, в частности, не только с благодарностью упоминает его на страницах «Словаря», но и следует его заветам прежде всего в разработке дефиниций. Так, система частей речи, представленная автором этого труда, всецело полагается на взгляды Ф.Ф. Фортунатова.
 ***44--- Ашнин Ф. Д., Алпатов В. М. Николай Николаевич Дурново // Известия РАН. Серия литературы и языка. Т. 52. № 4. 1993. С. 58.
 По своему составу «Словарь» включил толкование 273 терминов, представляющих основные разделы лингвистики: фонетику, орфографию, морфологию, словообразование, синтаксис, лексикологию. Он также раскрывает некоторые понятия из области истории и обшей теории языка. В целом же в «Словаре» широко представлена терминология формального направления Московской лингвистической школы.
 Важно отметить, что «Словарь» представляет собой практическое пособие по современным и историческим курсам языковедческих дисциплин и призван был унифицировать сам подход к научной терминологии, обозначить не только ее критерии, но и «составные части». Характерно «Предисловие» Н.Н. Дурново к своему «Словарю»: «Новые веяния в области изучения языка делают особенно ощутительной потребность в таком справочнике, который давал бы объяснения терминов, касающихся грамматики и других отделов науки о языке, с которыми приходится иметь дело как при обучении языку, так и при самостоятельном изучении языка»[***45].
 ***45--- Дурново Н.Н. Грамматический словарь (Грамматические и лингвистические термины). М. – Пг., 1924. С. 3.
 Вскоре после издания «Словаря» в печати появились первые рецензии, в целом положительно оценивавшие этот труд. Так, проф. М.Н. Петерсон, авторитетный специалист по индоевропеистике и современному языкознанию, много занимавшийся в 1920-е гг. этой проблематикой, писал: «Я нахожу очень удачной мысль – издать отдельно словарь терминов из области грамматики и других отделов языковедения»[***46]. М.Н. Петерсон отмечает. что научное направление, в русле которого создавался «Словарь», только делает первые шаги в практическом распространении формального метода; формирование лингвистической терминологии – сложный процесс, потому всякий труд, призванный обозначить, выделить и унифицировать научные понятия, заслуживает пристального внимания. «До 80 процентов слов», по мнению М.Н. Петерсона, «не вызывают никаких возражений», и это, как полагает рецензент, – блестящий факт «для первого опыта». Лишь 10 процентов требуют «редакционных поправок». К ним он относит не только фактические просчеты, но и оценивает язык и стиль автора этого сочинения, которые, по его мнению, в ряде случаев довольно сложны (в качестве примера он приводит статью Степени сравнения). Мы можем согласиться с этим утверждением М.Н. Петерсона и должны признаться, что в работе над «Словарем» данный пункт и у нас вызывал немалые сомнения. Действительно, у Н.Н. Дурново многие статьи построены периодами, включающими несколько предложений с параллельными повторами и сравнениями, а также примерами, что иногда затрудняет чтение. Пунктуационная же система автора здесь, наоборот, может скорее помешать современному читателю, так как подчинена интонационному чутью и вкусу Н.Н. Дурново и нередко выходит за рамки принятых правил. Но все же при переиздании «Словаря» мы сочли возможным «корректировать» авторские знаки только в необходимых случаях. М.Н. Петерсон в рецензии обращает внимание и на другие несоответствия в статьях Грамматические классы слов и Возвратная форма глаголов. Но при этом подчеркивает (что важно и в нашем контексте), что ознакомление с иными статьями позволит самому (курсив наш. – О.Н.) читателю внести необходимые поправки». «Это, – пишет рецензент, – мелочи, совершенно не уменьшающие ценности книги».
 ***46--- Эту и некоторые другие рецензии мы публикуем в настоящем издании.
 Следующий вопрос, который с определенной последовательностью звучит и в других рецензиях (а сейчас может вызвать у кого-то и недоумение), таков: какими критериями пользовался автор при отборе терминов, и почему в одних статьях дается довольно пространное толкование, а некоторые ограничиваются только очень краткими ремарками, Среди очевидных пропусков М.Н. Петерсон называет статьи Аорист (ср.: Имперфект и Перфект есть), отсутствуют названия падежей и языков и др. Мы не собираемся оправдывать Н.Н. Дурново перед его критиками и нынешними читателями, которые, возможно будут не удовлетворены «выбором», но поясним, чем, по нашему мнению, могли быть обусловлены такие просчеты. Во-первых, время написания «Словаря» было очень непростым для Н.Н. Дурново: в год выхода издания из печати он уехал в Чехословакию, и сейчас сложно установить, имел ли он возможность учесть все недостающие моменты или хотя бы прочитать корректуру (в издании 1924 г. немало фактических опечаток и погрешностей, «провалов» текста). Во-вторых, перед автором стояла задача подготовить практическое пособие для учебных целей, ориентируясь прежде всего на школу и вузовскую практику, где специфические термины составляют лишь принадлежность специалистов в какой-нибудь одной области. Это признает и М.Н. Петерсон: «…выбор теминов сделан очень практично и вполне соответствует той цели, которую автор себе поставил». Для Н.Н. Дурново было принципиально важным сделать его «Словарь» доступным широкому кругу филологов и популярным. Наконец, в «Предисловии» он пишет: «Ббльшая часть статей, входящих в настоящий Словарь, написана мною для I тома «Литературной Энциклопедии», издаваемой изд-вом Л.Д. Френкель. Но несколько статей написано вновь»[***47].
 ***47--- Дурново Н.Н. Грамматический словарь… С. 3.
 Обратимся к анализу других рецензий. Одна из них принадлежала перу молодого и талантливого ученика Д.Н. Ушакова и А.А. Шахматова, бывшего в течение многих лет секретарем Московской диалектологической комиссии, И.Г. Голанову. Он отмечает, что «Словарь даже несколько шире своего заглавия», и выделяет три группы терминов, составивших ядро этой книги:
 1) «грамматические термины в узком смысле слова», термины из области 2) общего языковедения и 3) истории русского языка и диалектологии. Автор рецензии подчеркивает и научную ценность «Словаря», говоря о том, что Н.Н. Дурново – один из ближайших учеников акад. Ф.Ф. Фортунатова. Другим свидетельством в пользу издания такого труда является, по мнению И.Г. Голанова, его «полная своевременность», о чем говорят «все усиливающийся интерес к вопросам лингвистики, а также те изменения, которые наметились в школьном преподавании родного языка». Из замечаний, указанных автором рецензии, обращают на себя внимание некоторые добавления: «если есть диалект, то не мешало бы упомянуть и о диалектологии; хорошо бы сказать об орфоэпии – правильном произношении; отдельную заметку стоило бы, может быть, посвятить звуку j (йот)», и др. И.Г. Голанов указывает на спорность формулировки ряда терминов и типографские ошибки (исправлены нами в настоящем издании), но в целом очень положительно оценивает «Грамматический словарь».
 Показательна рецензия Е. Кагарова. Он обоснованно подчеркивает значение этого «Словаря» как общедоступного справочного пособия, которое будет незаменимым, как полагает рецензент, в школьной практике, где «особенно трудной проблемой является определение и классификация понятий». Кроме уже отмечавшейся другими критиками неполноты освещения терминов, автор относит к существенным недостаткам «отсутствие рисунков, таблиц, карт, поясняющих текст». С этим можно вполне согласиться: иллюстративная база и всякого рода графические объекты не используются Н.Н. Дурново. Интересны для специалистов и другие замечания Е. Кагарова и его полемика с автором «Словаря» по поводу звука г. Справедливым является замечание в ответ на тезис Н.Н. Дурново о том, что «в ныневшем русском языке отдельные слова не имеют своей интонации» и нек. др.
 Рецензия В. Габо также выдержана в положительных тонах, но с рядом критических замечаний. В первых же строках автор пишет: «Давно пора появиться такому практически полезному пособию, особенно вносящему современное понимание науки».
 В. Габо указывает на динамическую сторону языка и необходимость более подробного освещения терминов, получивших практическое использование в обучении языку (к таким рецензент относит статьи: Новообразования, Физиология звука, Словообразование, словоизменение, Жизнь языка, Народная этимология). Автор приводит обширный перечень терминов, пропущенных Н.Н. Дурново, и уточняет специфику такого «Словаря»: «Лучше было бы справочнику придать более определенный характер: или только грамматический словарь (фонетика, морфология, синтаксис), или широкий общелингвистический (языковедение + все соприкасающиеся с ним области знания)». По мнению В. Габо, неясен «потребитель» «Словаря»: «Лингвисту – мало, для грамматики в школе – много, лингвисту – элементарно, рядовому школьн<ому> работнику (особенно современному, иногда без классической подготовки) – недостаточно популярно, многое в практике не нужно, кое-чего не хватает… Таким обр<азом>, соединение двух целей (как видно и по заголовку) <…> дает некоторую неудовлетворенность словарем». Все же, по мнению автора рецензии, «словарь дает значительную экономию сил и времени». «Такие справочники нужны, – заключает В. Габо. – Жизнь их требует».
 Указанные нами и некоторые другие рецензии показали, насколько своевременным и необходимым явилось издание «Грамматического словаря». Его широкое обсуждение в отечественной и зарубежной печати и самый «прецедент» вызвали появление подобных по замыслу справочников, продолжая традицию, начатую Н.Н. Дурново. При всем их многообразии и количестве (а к концу столетия, пожалуй, их накопилось уже несколько десятков), современных приемах составления и отработанном понятийном аппарате все же пальма первенства принадлежит именно «Грамматическому словарю» Н.Н. Дурново, который сейчас имеет не только историко-лингвистическое, но уже и культурное значение как оригинальное явление русской филологической мысли 1920-х гг., со своей концепцией, продуманной авторской позицией и глубокими корнями, уходящими в традиции школы акад. Ф.Ф. Фортунатова.
 В этой связи нам кажется весьма целесообразным обратиться к краткому обзору имеющихся словарей русских лингвистических терминов. Надеемся, что он поможет читателям лучше ориентироваться в мире русского слова, самостоятельно сопоставлять и оценивать структуру и содержание этих изданий и определить место и роль «Грамматического словаря» Н.Н. Дурново в истории отечественной лексикографии.
 Появившаяся годом позже «Литературная энциклопедия» (Т. 1—И. М. – Л., 1925), дублирующая в какой-то мере «Словарь» Н.Н. Дурново, но содержащая в статьях, принадлежащих его перу, значительно меньше опечаток, включила в свой состав обширный перечень терминов из области литературоведения и лингвистики, написанных корифеями науки тех лет. В ней есть в том числе и статьи А.М. Пешковского: Грамматика, Лексема, Предложение, Синтаксис, Слово, Слово отдельное. Стилистика, Стилистическая грамматика. Выпущенная тем же издательством, что и «Грамматический словарь» «Литературная энциклопедия» стала первым полным изданием филологического типа, объединившем в своей структуре подробную характеристику многих важных терминов.
 Далее необходимо отметить «Краткий словарь лингвистических и стилистических терминов» P.O. Шор (в кн.: Шор Р. Язык и общество. Изд. 2-е. М., 1926. С. 148–151). Он содержит краткие определения 73 терминов и 10 отсылочных статей. Автор поместил его в приложении к социолингвистическому труду. Словарь не носит нормативного характера и служит лишь для определения терминов, встречающихся в тексте книги.
 Оригинален по составу и замыслу «Толковый терминологический словарь по лингвистике» (1935–1937 гг.) Е.Д. Поливанова, дающий объяснение не только лингвистических, но и литературных и поэтотехнических терминов. Он полностью[***48] увидел свет только в наши дни (в кн.: Поливанов Е.Д. Избранные труды по восточному и общему языкознанию. М., 1991. С. 318–473). Автор приводит как общеизвестные термины вроде Аббревиатура, Азбука, Аккузатив, Падеж и т. п., так и специфические: Акусма, Anaptyxis, Двандва и др. Статьи, поясняющие смысл термина, обильно проиллюстрированы примерами из древних и восточных языков, имеют графические обозначения. В отличие от «Словаря» Н.Н. Дурново труд Е.Д. Поливанова скорее всего не носил учебного характера, так как достаточно сложен в лингвистическом отношении и имеет значительные авторские ремарки. В ряде статей автор полемизирует со своими оппонентами и приводит фрагменты дискуссий по проблемам языковой политики, происходившей в 1920—1930-е гг. (см, например, статью Формальный). По сути дела, Словарь Е.Д. Поливанова – первое в советские годы научное исследование языковедческой терминологии с четкой классификацией понятий и их признаков. В противоположность Н.Н. Дурново, Е.Д. Поливанову в объяснении терминов ближе логико-психологический взгляд и традиции И.А. Бодуэна де Куртенэ, хотя он хорошо оперирует и приемами формальнограмматического направления. В его лингвистических «штудиях» наибольшее применение получил сравнительно-исторический метод. В языковедческой части Словаря автор отдает предпочтение общелингвистическим терминам, преимущественно в области фонетики и грамматики, причем старается как можно полнее очертить рамки того или иного термина и его содержательное поле (см., например статьи Ассимиляция прогрессивная t Аффикс, Долгие гласные, Имя существительное и др.). Во многих случаях Е.Д. Поливанов раскрывает этимологию термина с интересными сопоставлениями. Оригинальный авторский труд Е.Д. Поливанова в силу трагических обстоятельств его жизни и невозможности опубликовать Словарь в те годы, к сожалению, не был широко известен и не оказал воздействия на последующую традицию. Реабилитация его имени и возросший в последние годы интерес к паралингвистическим исследованиям позволили не только увидеть свет этому уникальному Словарю, но и применить обозначенные автором методы для составления новых, более современных словарей и энциклопедий и широко использовать опыт ученого в вузовской практике.
 ***48--- Фрагменты Словаря Е.Д. Поливанова впервые были опубликованы В.П. Григорьевым (см.: Вопросы языкознания. № 4. 1960. С.114–125).
 Словарь известного специалиста по восточным языкам и культурам Н.В. Юшманова «Фонетические термины» (в кн.: Юшманов Н.В. Ключ к латинским письменностям земного шара. М. – Л., 1941. С. 73–82) дает краткую характеристику 85 терминов из области фонетики, расположенных в алфавитном порядке. Из них есть и такие, которые ныне не употребляются в научном обиходе или же устарело само наименование термина, например: Сложный тон, Тусклое «а», Усиленный согласный (или геминат) и т. п. Вот пример словарной статьи: Щелкающий звук (или клике) – «обычно двусмысленный всасывающего размыкания, состоящий из заднеязычной смычки и единовременной с ней губной или переднеязычной смычки; известная нам ослабленная разновидность щелкающих – знак досады «|», знак восхищения «!», знак погонки лошади «||» – обходится без заднеязычной смычки» (с. 82). Справочник носит научно-популярный характер и предназначается в основном для библиографов, журналистов, корректоров, переводчиков. «Задача «Ключа», – пишет Н.В. Юшманов, – указать, как читается та или иная буква (или буквосочетание) латинского письма в том или ином языке, постоянно или иногда изображаемом латинскими буквами» (с. 5).
 Первый наиболее полный словарь (после труда Н.Н. Дурново) в виде отдельной книги появился в 1945 г. и принадлежал перу известного востоковеда Л.И. Жиркова – «Лингвистический словарь» (М., 1945; изд. 2-е, доп., с предисловием акад. И.И. Мещанинова. – М., 1946). Он так же, как и «Грамматический словарь» Н.Н. Дурново, предназначался для учебных целей, прежде всего для студентов Московского института востоковедения, слушавших курс «Введение в языкознание». Акад. И. И. Мещан и-нов в «Предисловии» к 2-му изданию писал: «Книжка, составленная профессором Л.И. Жирковым … несмотря на свою краткость, несомненно, для многих может явиться очень полезной.
 Студенты, в особенности студенты-заочники, нуждаются в таком кратком пособии, которое познакомило бы их, по возможности в доступной форме, с основными понятиями языкознания и тем дало бы возможность с пониманием перейти к чтению более сложных лингвистических сочинений» (с. 3). Автор ввел в свой Словарь названия языков, отдельную статью посвятил истории языкознания в Европе и на Востоке, объяснил многие термины фонетики и грамматики. Но наряду с положительными свойствами имеет и выраженную идеологическую тональность (в нем не всегда обоснованно с лингвистической точки зрения фигурируют имена Ленина, Сталина, Берии, часто встречаются ссылки на акад. Марра и т. п.). 2-е издание было значительно дополнено Л.И. Жирковым и содержит 214 терминов, объем текста увеличился более чем на 100 с.
 Во многом полезным оказался «Краткий справочник по грамматической терминологии» (Ташкент, 1950), составленный известным педагогом и специалистом по диалектологии В.В. Решетовым.
 Однако этот словарь двуязычный (русско-узбекский) и имеет прежде всего учебную цель: «При изложении сделаны отдельные попытки применить сопоставительный метод изучения русского и узбекского языков» (с. 6). Составитель наиболее подробно характеризует грамматические категории (см. Статьи: Виды глаголов, Винительный падеж, Время, Залог, Предложение, Прилагательное и др.), но также сообщает сведения из области фонетики и совсем немного – из общего языкознания. Некоторые статьи посвящены нормам правописания: Гласные после шипящих и «у», «Не» и «ни» с существительными. Заслуживает внимания и тот факт, что в использованной литературе В. В. Решетов упомянул ряд значительных трудов, принаолежвщих перу В. В. Виноградова, С.Г. Бархударова, В А Богородицкого, Р. И. Аванесова, А.В. Миртова и др.
 Получил широкую известность в 1960-е гг. наиболее полный в то время «Словарь лингвистических терминов» О С. Ахмановой (М., 1966), включивший в свой состав синхронический срез понятий. Почти каждое из них сопровождается переводами и сопоставлениями с аналогичными терминами из европейских языков. До сих пор труд О.С. Ахмановой пользуется заслуженным уважением еще и по причине квалифицированного отбора и толкования терминов.
 За пределами нашего обзора остаются многие иноязычнорусские словари, справочники лингвистической терминологии славянских языков, включая и русский, которые не раз уже обсуждались в печати[***49].
 ***49--- См. обзоры: Ахманова О.С., Полторацкий А.И. Словари лингвистической терминологии //Лексикографический сборник. Вып. 5. – М., 1962. С. 188–191; Слюсарева Н.А., Макарова Г.Н. Обзор современных зарубежных словарей лингвистических терминов (1960–1975 гг.) // Актуальные проблемы учебной лексикографии. – М., 1977. С. 272–286; Потиха 3.А., Розенталь ДЭ. Лингвистические словари и работа с ними в школе. М., 1987. С. 125–127; Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990; Концееич Я. Р. Словарь Е. Д. Поливанова и его место среди других словарей лингвистических терминов (с аннотированным перечнем основных словарей] // Поливанов Е.Д. Избранные труды по восточному и русскому языкознанию. – М., 199!. С. 602–612 и др.
 Но все же, по крайней мере, четыре таких ценных источника, получивших широкое распространение в 1960-е гг. и не забытых сейчас, следует упомянуть.
 Один из них – «Словарь лингвистических терминов» Ж. Марузо (М., 1960). Книга вышла в переводе на русский язык
 Н.Д. Андреева под редакцией А.А. Реформатского и с предисловием В.А. Звегинцева. Словарь включил описание около 1200 терминов с параллельными переводами на французский, немецкий, английский и итальянский языки, а также около 200 отсылочных статей. Книга содержит указатели лингвистических терминов на этих языках. Примечательно еще и то, что в Словаре дается объяснение не только собственно лингвистической терминологии, но и в значительной мере литературоведческой. Издание Словаря отвечало задачам языковедческой науки тех лет и было очень своевременным. В Предисловии А.А. Реформатский в числе авторов других лексикографических источников упоминает имена Н.Н. Дурново, P.O. Шор и Л.И. Жиркова как первопроходцев в этой области, но при этом отмечает, что они «ставят перед собой скромные цели, ограничены по охвату материала и не включают возникших в последние годы терминов бурно развивающейся науки о языке» (с. 5). Далее, в пояснительном комментарии он пишет, что «всякий словарь научной терминологии является выражением определенного научного мировоззрения» (с. 6). В этом отношении «детище» Ж. Марузо было едва ли не единственным «окном в Европу» для рядового читателя, впервые столкнувшегося с авторитетным Словарем, составленным иностранцем.
 Большую известность, может быть, в силу тесной связи русских ученых (и прежде всего эмигрантов) с виднейшими представителями европейской лингвистики в 1920– 1930-е гг. получил «Лингвистический словарь Пражской школы» Й. Вахе ка (М., 1964), вышедший в переводах И.А. Мельчука и В.З. Санникова и под редакцией и с предисловием А.А. Реформатского. Он содержит около 800 словарных статей и имеет оригинальное построение, в основу которого положены цитаты из языковедческих источников 1920—1950-х гг, и имеет также четыре указателя терминов на английском, немецком, французском и чешском языках. По сути дела, этот Словарь по своему замыслу является своеобразной энциклопедией идей Пражской школы, высказанных в трудах и выступлениях В. Матезиуса, Б. Гавранека, Й. Вахека, Б. Трнки, Вл. Скалички, Л. Копецкого и др, а также поддержанных русскими учеными-эмигрантами СО. Карцевским, Н.С. Трубецким и P.O. Якобсоном. В Словаре собраны не только отдельные термины, но и тематические формулировки и высказывания по различным вопросам языкознания. Вместе с тем мы не найдем здесь привычных и необходимых для лингвистики терминов, как Грамматика, Лексика, Предложение и т. п., так как они не требуют разъяснений с позиции Пражской школы; и наоборот, если слово употреблялось в особом, «пражском», значении, то регистрировалось в словаре, например: Агглютинация, Аналогия, Заимствование, Словообразование и др. И еще одно, на наш взгляд, важное замечание: по словам А.А. Реформатского, «словарь не преследует цели упорядочения лингвистической терминологии и тем самым чужд идее нормативности. В нем термины не отобраны, а собраны» (с. 7).
 Наконец, следует отметить еще два словаря: «Rusko-česky slovnik lingvisticke terminologies (Praha, 1960) = «Русско-чешский словарь лингвистической терминологии» (Прага, 1960) и «Словарь славянской лингвистической терминология» в 2-х томах (Praha, 1977–1979). Первый содержит около 5 тысяч словарных статей по всем важнейшим отраслям языкознания и учитывает опыт русских словарей, вышедших из печати до 1959 г. Второй представляет собой наиболее объемный для того времени труд, систематизировавший 2266 основных понятий, относящихся к грамматическому строю славянских языков. Первый том Словаря подразделен на тематические группы. В их числе: I. Общие понятия. II. Звуковая сторона языка. III. Графическая сторона языка. IV. Словарный состав. V. Части речи. VI. Структура слова. VII. Синтаксис. VIII. Стилистика. IX. Новые лингвистические направления и методы. Второй том содержит алфавитные списки терминов на славянских языках, а также их английские, французские и немецкие соответствия.
 Из изданий 1970-х гг. наиболее популярными в среде лексикографов и преподавателей русского языка были: «Справочник лингвистических терминов» Д.Э. Розенталя и М.А. Теленковой (М., 1975; изд. 2-е, испр. и доп. под названием «Словарь-справочник лингвистическнх терминов». – М., 1985), «Словарь русской ономастической терминологии» Н.В. Подольской (М., 1978; изд. 2-е, переработ. и доп. – М., 1988), «Тезаурус по теоретической и прикладной лингвистике. (Автоматическая обработка текста)» С.Е. Никитиной (М., 1978) и нек. др. В эти годы выходит также обобщающий труд – энциклопедия «Русский язык» (М., 1979; 2-е изд., перераб, и доп. – М., 1997), которая для того периода была довольно прогрессивным явлением, хотя и не избежала очевидных «идеологом», как в построении издания, так и в содержательной части. Сильной стороной энциклопедии было включение разнообразных, компактно описанных статей общеязыковедческого характера, и сведений об основных направлениях и методах языкознания, а также информативные очерки о лингвистах. 2-е издание книги, значительно расширенное и дополненное, во многом заметно отличается от предыдущего. Прежде всего – увеличен и обновлен понятийный аппарат, включены многие термины современного лингвистического обихода, удачно прокомментированы узкопрофессиональные понятия, даны пространные характеристики многим общетеоретическим терминам. В нем есть и обширная подборка статей по истории русского языка и источниковедению и др. В ключе нашего рассказа отрадно заметить, что имя Н.Н. Дурново не раз фигурирует на страницах энциклопедии не только в историческом контексте, но и как знатока в области грамматики, тонкого исследователя ряда дискуссионных проблем теории современного русского языка. Здесь же отмечены и учебники Н.Н. Дурново, синтезирующие логикограмматическое и формальное направления. Наконец, его имя получило достойное освещение как специалиста «классификатора (проблема частей речи).
 Событием в научной жизни стало издание «Лингвистического энциклопедического словаря» (М., 1990). Это первый опыт такого рода изданий у нас в стране. Он содержит систематизированный свод знаний о языке и языках мира, о лингвистике как науке, о современных концепциях и отраслях языковедения и многое другое. Имя Н.Н. Дурново, его открытия и исследовательские гипотезы лежат в плоскости ряда современных подходов к анализу языковых механизмов и часто, увы, пренебрегаются нынешними исследователями. А между тем (и данный «Словарь» это хорошо показал) в них кроются основы серьезного филологического образования, немалого труда и большой внутренней работы по утверждению приоритетов подлинной науки.
 Первое издание «Грамматического словаря» Н.Н. Дурново было осуществлено в 1924 г. и стало библиографической редкостью. Еще и поэтому мы совместно с издательствами «Наука» и «Флинта» вознамерились издать настоящий труд, который, полагаем, займет достойное место в современной науке и учебной практике, позволит читателям прикоснуться к первому оригинальному справочному пособию по русской лингвистической терминологии.
 Печально, что авторы и составители современных словарей лингвистических терминов и всевозможных справочников по русскому языку не обращаются к опыту первопроходцев в этой области, которые не были специалистами узкого профиля, а имели, как сейчас принято говорить, репутацию профессионалов в науке, подтверждая ее упорным каждодневным трудом, редкими исследовательскими находками, живой фантазией, а порой и парадоксами» и – главное – преданностью своему делу, во имя которого они жили и творили.
 Возвращаясь к первым откликам на «Грамматический словарь», хочется и наш небольшой обзор завершить словами из рецензии М. Н. Петерсона: «Я не сомневаюсь, что эта книга сделается настольной у каждого преподавателя русского языка и у каждого, интересующегося вопросами языковедения».
 О. В. Никитин

Грамматический словарь: Грамматические и лингвистические термины. — М.: Флинта. . 2001.

Смотреть что такое "Грамматический словарь Н.Н. Дурново в кругу русских лингвистических словарей XX века" в других словарях:

  • СССР. Общественные науки —         Философия          Будучи неотъемлемой составной частью мировой философии, философская мысль народов СССР прошла большой и сложный исторический путь. В духовной жизни первобытных и раннефеодальных обществ на землях предков современных… …   Большая советская энциклопедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.